РЕЗЮМЕ: doc | pdf

Похвалите сайт, плиз!

Спасибо-приспасибо!!!

Наша группа

В других проектах















Рейтинг сайта

Яндекс.Метрика
 

Джузеппе Верди, Сцилийская вечерня. PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
Музыка - Опера
Добавил(а) Вячеслав Липатов   
18.05.12 22:18
AddThis Social Bookmark Button

















У Италии есть своя Варфоломеевская ночь – Сицилийская вечерня. О тех событиях помнят сегодня мало, между тем именно они послужили началом крупномасштабной войны в Европе. Итальянцы же в очередной раз продемонстрировали свое свободолюбие и нетерпимость к захватчикам. Горячие жители Сицилии не только освободились от ненавистного правителя, но и в значительной мере изменили политический расклад на континенте. Восстание стало звеном большого заговора, впрочем, островитяне сражались в одиночку. Они шли на врага с легендарным лозунгом «Morte Alla Francia, Italia Anela» (смерть Франции, вздохни, Италия!). Так на Сицилии родилась аббревиатура M.A.F.I.A.

Ищите произведение в группе "Клуб ценителей классической музыки" вКонтакте: http://vk.com/drli_classmusic

Естественно, событиям 30 марта 1282 года предшествовала своя долгая предыстория. В XIII веке всю Италию между собой на клочки раздирали папский престол и германские императоры. Наивысшей точки напряжение достигло при правлении императора Фридриха II в 1220-1250 годах. Буквально в каждом городе и каждой области существовали партии его сторонников и приверженцев папства. После смерти Фридриха Рим решил призвать к себе на помощь могучего союзника – Карла Анжуйского, брата короля Франции Людовика Святого. Прошло целых 18 лет, пока последний из династии Гогенштауфенов не погиб на эшафоте. Королем Сицилии стал Карл. Он жаждал власти, видя перед собой успешный пример брата. Путь к престолу был безжалостно пройден по головам конкурентов, восстания, в том числе на Сицилии, безжалостно подавлялись. В мечтах нового короля было создание собственного Средиземноморского государства, для этого он планировал подчинить себе Византию и Иерусалим.

Что же, большой проект требует больших денег. Карл решил придерживаться налоговой системы своего предшественника, Фридриха, хотя и обещал папе снизить финансовое давление на население. К тому же француз, пользуясь собственными законами, конфисковал часть земель у местных жителей, раздав их своим сторонникам и землякам. В итоге Карл навел в стране порядок, упорядочил торговлю, построил дороги, флот. Король лично вникал во все дела, постоянно разъезжая по стране. Но жесткое правление не находило понимания у итальянцев, прежде всего потому, что во главе страны стоял иностранец. Да и все высшие чины занимали французы или провансальцы. Даже официальным языком правительства стал французский.

Карл

В 1281 году после смены нескольких пап, дружелюбных и не очень Карлу, король снова значительно упрочил свои политические позиции. Он значительно поправил свое финансовое положение. Казалось бы, самое время готовиться к крупномасштабному походу на Константинополь. В апреле 1282 года союз с участием венецианцев и

 латинского императора Филиппа должен был выступить. В это же время папа всячески давил на представителей Византии, заставляя их сдаться под его власть. Император Византии Михаил, который со всех сторон был окружен врагами, с ужасом ждал весны 1282 года, когда армада Карла должна была покинуть итальянские гавани.

К началу 1282 года Карл Анжуйский был, несомненно, величайшим монархом Европы. Он значился королем Сицилии, Иерусалима и Албании, графом Прованса, Форкалькье, Анжу и Мэна, регентом Ахейского княжества, сюзереном Туниса и сенатором Рима. Внук готовился получить Арелатское королевство, вскоре должна была пасть Византия. Вспоминалось древнее пророчество о некоем Карле, потомке Карла Великого, который станет правителем всего мира и реформирует христианскую церковь. Однако король забыл о внутренних врагах. Они, в том числе и изгнанники с Сицилии, базировались в Барселоне.

Сицилийцы смогли лично встретиться с Михаилом в Константинополе. Император снабдил итальянцев крупной суммой денег. Заговорщики привлекли на свою сторону и папу, сыграв на его жадности и старых обидах к Карлу. В результате появилось письмо духовного лица к королю Арагона Педро, в котором тому давались полномочия по освобождению Сицилии от власти французов. В итоге, в то время как Карл готовил поход на Византию, против него самого готовился поход арагонцев, щедро снабженных золотом из Константинополя.

Также главной целью заговора было раздуть внутренние беспорядки в Италии. Только вот в континентальной ее части особого недовольства от деятельности Карла не испытывали. Тот постоянно жил в Неаполе, контролируя экономику в окрестностях. Да, были высокие налоги, но при этом ремонтировались гавани, развивалась торговля, а итальянцы все же получали должности, пусть и в других владениях. Совсем другая ситуация была с Сицилией. Король не доверял местным жителям, памятуя об их восстаниях в начале его правления. Экономика региона не поддерживалась, сам Карл был тут один раз проездом. К тому же на острове было много греков, которые вовсе не хотели поддерживать короля в его походе против их одноплеменников. Карл не учел того, что сицилийцы – лучшие заговорщики в Европе. Сегодня даже не осталось никаких записей об организации заговора, но каким-то образом на остров были доставлены деньги, оружие, работали агенты Арагона и Константинополя. Котел политических и военных страстей закипал и готов был вот-вот взорваться.

В 1282 году Пасха наступила рано, 29 марта. Сицилия выглядела умиротворенной, тем более что в гавани Мессины стоял в полной готовности флот короля. Со стороны народа французы не замечали никакой враждебности, однако за традиционными песнями и плясками скрывалась напряженная атмосфера. В столице королевства, Палермо, перед церковью Святого Духа горожане готовились к вечерней службе. Но тут вдруг появилась делегация французских чиновников, которые решили поучаствовать в празднестве. Они были веселы и пьяны. Один королевский сержант, Друэ, вытащил из толпы молодую женщину, став прилюдно ее дониматься. Этого не вытерпел муж, который ножом заколол обидчика. Французы бросились было наказывать сицилийца, но внезапно обнаружили, что сами окружены разгневанными и вооруженными горожанами. Избиение иноземцев было коротким и кровавым – не уцелел никто из них. А в это время колокол церкви Святого Духа, как и колокола других церквей, зазвонил к вечерне. С этим звуком глашатаи бросились по улицам города, взывая к восстанию. Тут же отовсюду стали появляться обозленные вооруженные мужчины, которые стали убивать всех французов подряд. Не жалели даже местных женщин, бывших замужем за сторонниками короля. Из доминиканских и францисканских монастырей вытаскивали насильно монахов и заставляли произносить трудное для французов «Сiciri». И горе было тем, кто не проходил проверку! Островитяне громили захватчиков с лозунгом «Смерть Франции, вздохни, Италия!» (M.A.F.I.A.) Не тогда ли родилось знаменитое слово «мафия»?

К утру около 2000 французов были мертвы, глава Палермо чудом смог убежать, будучи раненым. Флаги Карла были сорваны, гонцы с вестью о восстании были посланы во все концы острова. Бежавшие из города французы засели в заме Викарии. Повстанцы взяли его силой, перебив всех, кто там был. К восстанию в Палермо присоединился и город Корлеоне, находившийся в двадцати милях к югу. Города, объявившие себя коммунами, объединили свои войска и стали буквально зачищать остров от французов. Спустя две недели западная и центральная части Сицилии были под властью мятежников. Правда, жители Мессины не спешили к ним присоединяться – там стоял флот Карла, был сильный гарнизон, да и самая влиятельная семья в городе дружила с французами. Лишь 28 апреля общественное мнение вынудило вспыхнуть восстание. Французы вместе с наместником, Гербертом Орлеанским, заперлись в цитадели, жертв в городе было намного меньше, чем в Палермо. Но флот... Флот попал в руки восставших и был безжалостно сожжен!

Когда Карл узнал о событиях на Сицилии, он пришел в ярость! Ведь его поход в Константинополь будет отложен! Король поначалу недооценил серьезность происходящего, веря, что наместник сможет разобраться с кучкой мятежников. Последующий мятеж в Мессине и разгром флота короля позволили переоценить ситуацию. Карл воскликнул: «Господь Все­могущий! Если Тебе угодно низ­вергнуть меня, позволь мне хотя бы спускаться вниз мелкими шагами». И король принялся спасать свое королевство. Поход в Византию был отменен, все силы, накопленные в итальянских портах, были брошены к Мессинскому проливу. Во главе армии выступил лично Карл.

педроЗаговорщики рассчитывали на помощь Арагона. Но Педро планировал напасть на Сицилию после отплытия Карла в Византию, столь раннее восстание не вписывалось в его планы. В результате Арагон направил свои накопленные силы в Алжир под видом крестового похода. Хитрый король дождался делегации восставших сицилийцев, которые призвали его стать правителем. 30 апреля 1282 года войско Арагона высадилось на острове. Восстание переросло в европейскую войну.

Уже через пять дней Педро был коронован, а Карл вскоре благоразумно отступил на материковую часть Италии, так и не сумев одолеть приступом Мессину.

Следующие несколько лет прошли в сражениях – Италия кипела и погружалась в хаос. В 1285 году умер Карл Анжуйский, а затем и Педро Арагонский, еще более усложнив политическую ситуацию. Война продолжалась до 1302 года, когда уставшие стороны подписали мирный договор, давший Сицилии независимость от Анжуйской династии.

Сицилийская вечерня является яркой страницей в истории острова. Стремление местных жителей к свободе помогло выиграть войну. Сицилийцы не раз заявляли, что не поддержат компромиссных решений, которые вернут их ко власти французов. В результате наступившее столетие Сицилия прожила свободным и самостоятельным королевством, пусть небогатым и не играющим роль в политике Европы, зато вполне счастливым. История борьбы свободолюбивого народа за свою независимость нашла отражение в ставшей знаменитой опере Верди «Сицилийская вечерня», на эту тему написано несколько известных картин. События 1282 года коренным образом изменили судьбу Европы, ведь великая Средиземноморская империя Карла Анжуйского так и не состоялась.





Драма в пяти действиях, либретто Э. Скриба и Ш. Дюверье.
Первая постановка: Париж, театр “Гранд-Опера”, 13 июня 1855 года.

Главные действующие лица:
Елена (сопрано), Арриго (тенор), Монфор (баритон), Прочида (бас), Нинетта (меццо-сопрано), Бетюн (бас).

Действие первое.
Площадь в Палермо перед резиденцией правителя Сицилии, губернатора графа Ги де Монфора. С тех пор как остров захвачен французами, в городе царят тревога и напряжённость. Сицилийцы ненавидят захватчиков. Рядом с дворцом губернатора – солдатские казармы. Солдаты беспечно пьют вино и веселятся.

Из церкви на площади появляется юная герцогиня Елена. Она в трауре – её брат казнён графом де Монфором за неповиновение. Подвыпивший французский солдат Робер, не обращая внимания на скорбный облик девушки, нагло требует, чтобы она спела для него. Присутствующие на площади сицилийцы охвачены гневом и возмущением. Сопровождающие Елену горничная Нинетта и её жених Даниэли уже готовы вступиться за свою госпожу, но Елена останавливает их. Что ж, она готова спеть для чужеземца! Девушка поёт о попавших в бурю моряках, которые в своём отчаянии возносят мольбы к богу. Но не к богу должны взывать они – спасение их в борьбе со стихией! Только тот, кто борется, победит!

Не понимая слов песни, французские солдаты продолжают веселиться и пить вино. Между тем, в сердцах сицилийцев страстный призыв к борьбе вызывает живой отклик, желание взяться за оружие и дать отпор захватчикам.

Неожиданно на крыльце дворца появляется граф де Монфор. Он отдаёт приказ очистить площадь. У дворца остаются только Елена с Нинеттой. Презрительным взглядом провожает граф удаляющихся жителей Палермо – им ли, созданным для рабства, сопротивляться власти французов! Граф де Монфор готов уже вернуться во дворец, как вдруг внимание его привлекает юноша, спешащий навстречу Елене и Нинетте. Он прислушивается к разговору молодых людей. Имя Арриго, произнесённое Еленой, вызывает неожиданный интерес графа.

Арриго говорит о своём освобождении из тюрьмы. Видимо, Монфор потерял бдительность, если так опрометчиво освободил Арриго, который только и ждёт встречи с тираном, чтобы убить его! Монфор, приблизившись, называет себя. Приказав девушкам удалиться, он внимательно рассматривает отважного юношу. Оказывается, что Арриго не убил его тут же лишь потому, что Монфор безоружен. Что ж, это по-рыцарски! “Кто же ты родом?” – спрашивает губернатор. Юноша не знает отца, а имя недавно умершей матери назвать не желает. Монфор и на этот раз прощает дерзость. Более того, ценя смелость и прямоту Арриго, он советует ему вступить в победоносные французские войска. Арриго с возмущением отвергает предложение графа – он никогда не встанет в ряды поработителей своей родины! Умирая, мать благословила его дружбу с казнённым братом герцогини Елены, и он будет свято верен памяти друга. Пусть теперь за это признание губернатор вновь арестует его. Но опять граф проявляет странное великодушие – он отпускает Арриго, советуя ему только не посещать дом герцогини Елены, ибо это может погубить его. Юноша отвергает и этот совет и направляется в сторону дома Елены. С той же странностью ведёт себя Монфор, молча, с нежностью и грустью во взгляде, смотрит он ему вслед.

Действие второе.
Пустынный берег моря близ Палермо. Из причалившей шлюпки на берег выходит Прочида. Три года томился он в изгнании. Теперь вернулся, чтобы возглавить восстание и освободить родную землю от французского гнёта. Прочиду встречают друзья. Он говорит о том, что час освобождения близок. Сицилии готов помочь Пётр Арагонский, но нужно поднять на борьбу весь народ. Нужен план действий. Прочида с заговорщиками удаляется в рощу, оставив на берегу Арриго и Елену на случай прибытия опоздавших соратников.

Юноша и девушка давно тайно любят друг друга. Хотя Елена – герцогиня а Арриго – простой солдат, это не останавливает влюблённых. Происходит объяснение. Тронутая любовной исповедью Арриго, Елена признаётся ему в ответном чувстве. В залог любви юноша клянётся отомстить Монфору за убийство её брата.

Страстное объяснение прерывает появление французских солдат. Они передают Арриго приглашение во дворец Монфора. Но юноша гордо отказывается от высокой чести. Что ж! В таком случае ему придётся подчиниться силе. Арриго уводят.

Возвращается Прочида с друзьями. Он огорчён арестом Арриго, однако медлить нельзя, нужно действовать, и действовать уже сегодня – в день праздника невест.

Собирается народ в ярких праздничных костюмах. Сегодня – праздник невест. Двенадцать девушек со своими женихами образуют торжественное шествие. Среди них Нинетта с Даниэли. Звучит искромётная тарантелла. В разгар танца появляются французские солдаты. Им по вкусу молодые сицилийки. Прочида специально подстрекает французов к ухаживанию за невестами, чтобы вызвать гнев молодых крестьян. Следуя праву сильного, солдаты оттесняют женихов. В бешенстве крестьяне бросаются на французских солдат. Цель достигнута – сицилийцы готовы к борьбе.

Действие третье. Картина первая.
Кабинет графа де Монфора. Всемощный губернатор острова в глубоком раздумье. Перед ним письмо женщины, которую он, страстно полюбив двадцать лет назад, принудил выйти за него замуж. Но гордая сицилийка осталась непокорённой до конца. Она бежала от графа с ребёнком на руках, и вот только недавно, предчувствуя скорую смерть и боясь за судьбу сына, написала Монфору, назвав ему его имя: Арриго – сын губернатора. Монфор знает, что Арриго ненавидит его – правителя Сицилии, но он уверен, что доброта и забота отца вернут ему сыновью любовь.

Вводят Арриго. Юноша в недоумении, он негодует на то почтительное внимание, которое ему оказывают во дворце губернатора. Монфор спокойно и доброжелательно объясняет: в том, что Арриго на свободе и сегодня приглашён во дворец, нет ничего странного. Пусть Арриго прочтёт письмо матери. Узнав знакомый почерк, юноша потрясён: он, оказывается, сын тирана! В ужасе отшатывается Арриго от графа, готового открыть объятья своему сыну, и стремительно выбегает из кабинета. В смятении чувств губернатор остаётся один.

Картина вторая.
Во дворце губернатора бал-маскарад. В сиянии огней веселятся, танцуют гости, мелькают маски. К Арриго, присутствующему здесь по воле графа, приближаются две маски. Он узнаёт голоса Елены и Прочиды. Заговорщики проникли во дворец, чтобы спасти Арриго и отомстить губернатору. Но им неизвестна тайна Арриго. Арриго в растерянности. Что делать? Друзья успокаивают его: как только Монфор останется без охраны, его настигнет клинок мстителей. Арриго узнает друзей по условному значку, который Елена незаметно прикалывает к груди любимого. Видя приближение Монфора в окружении офицеров, заговорщики скрываются в толпе гостей.

Монфор, отпустив стражу, остаётся наедине с сыном. В душе Арриго смятение, растерянность. Он ненавидит в графе тирана, но Монфор – его отец, спасший ему жизнь, и сейчас он один, без защиты. Не выдержав душевной борьбы, Арриго просит графа покинуть бал: на него готовится покушение! Губернатор успокаивает сына: “Враги не посмеют!” Тогда Арриго показывает условный знак, приколотый у него на груди. В эту минуту их окружают маски. Одна из них – это Елена – заносит кинжал, чтобы поразить графа. В тот же миг Арриго, движимый сыновним чувством, заслонит собой отца. Общее смятение. Подоспевшей страже Монфор даёт команду взять каждого, у кого приколот такой же знак, как на груди Арриго. Заговорщиков арестовывают, они с презрением отворачиваются от Арриго. Елена бросает ему в лицо страшное слово: “Предатель!” Юноша в отчаянии.

Действие четвертое.
Пользуясь именем графа де Монфора, Арриго проникает в неприступную крепость, где в ожидании казни томятся заговорщики. Арриго ещё не знает, как ему удастся помочь друзьям, как сможет он оправдаться и смыть с себя позор предательства. Из подземелья стражники приводят Елену. Девушка не в силах видеть Арриго, не в силах поверить, что он способен был на такую низость. Только любовь, которую всё ещё она питает к нему, даёт ей силы выслушать его признание в том, что он сын Монфора. Чутким сердцем своим Елена понимает, какие душевные муки терзают сейчас её любимого, и готова простить. В это время приводят Прочиду. Предводитель заговорщиков остаётся твёрд и непреклонен к объяснениям и мольбам Елены. Сейчас, когда Прочида знает, что корабль с оружием и деньгами, посланный Петром Арагонским в помощь Сицилии, уже вблизи острова, он, вождь восстания, по вине Арриго находится в заточении! Арриго – предатель!

В воротах крепости в окружении приближённых появляется граф де Монфор, пожелавший присутствовать при казни заговорщиков. Он приказывает согнать на площадь народ, чтобы смерть непокорных послужила другим наукой. Арриго бросается к отцу с мольбой помиловать его друзей либо предать его казни вместе с ними. Граф неумолим. Одно только может изменить его решение – публичное признание Арриго в том, что он сын графа. Просьба сына способна смягчить жестокое сердце Монфора. Такое признание означает для Арриго потерю родины, друзей и близких, потерю любимой. Елена заклинает его не соглашаться на условия губернатора. В это время появляются палач и монахи с заупокойными песнопениями. Арриго бросается к ногам Монфора и, называя его отцом, просит о прощении.

Растроганный Монфор принимает в объятия вновь обретённого сына и наследника. Он великодушно дарует жизнь заключенным и, чтобы закрепить мир с сицилийцами, благословляет брак своего сына с герцогиней Еленой. Теперь в растерянности Елена, мятущаяся между любовью к Арриго и своим долгом перед родиной. Однако находящийся рядом Прочида приказывает ей повиноваться воле губернатора.

Действие пятое.
По мраморной лестнице дворца Монфора спускается в подвенечном наряде счастливая Елена – она верит, что мир и благоденствие придут в Сицилию вместе с её счастьем в браке с Арриго. С улыбкой на устах встречает она Прочиду. Но что слышит девушка из уст неумолимого сицилийца: борьба продолжается, пока французы в ожидании празднеств сдали укреплённые посты сицилийцам, заговорщики полностью готовы выступить. Елена в ужасе! Она ведь поклялась Арриго! Но Прочида. неумолим: верность родине превыше любых клятв! Как только невеста ответит жениху согласием и дворцовый колокол зазвонит к вечерне, начнётся восстание сицилийцев.

Появляется счастливый Арриго, готовый вести к алтарю свою невесту. Но Елена отказывается от брака, понимая, что, открыв тайну условного колокольного звона, погубит своих друзей-заговорщиков, а, согласившись на брак, погубит любимого. Арриго и Прочида, каждый по-своему, возмущены решением Елены. Появление Монфора со свитой даёт событиям неожиданный поворот. Граф и слышать не желает об отказе Елены – любовь всесильна, она примирит всех! Несмотря на отчаянные просьбы Елены,граф даёт приказ бить в колокол в ознаменование счастливого союза.

С первыми ударами колокола дворец окружают толпы восставших. Смерть угнетателям! Отмщение врагу! С криком: “Отец!” Арриго бросается защитить Монфора. Тщетно взывает к разъярённой толпе Елена. Во главе с Прочидой, призывающим к борьбе, восставшие сицилийцы сметают несчастных и врываются во дворец. Сицилия освобождена!

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

В 1852 году Верди получил от парижского театра Большой оперы предложение написать оперу на либретто французского драматурга Эжена Скриба (1791—1861), прославленного либреттиста того времени. Композитор согласился, еще не зная сюжета будущей оперы. Либретто «Сицилийской вечерни», написанное Скрибом совместно с Ш. Дюверье (1803—1866), было готово к январю 1854 года. В основу сюжета Скриб положил один из героических эпизодов прошлого итальянского народа — известное в истории под названием сицилийской вечерни восстание, свергнувшее 30 марта 1282 года власть поработителя Сицилии Карла Анжуйского, сына французского короля Людовика VIII. Верди привлекла возможность создать оперу на патриотический южет, но, еще не зная работы Скриба, он относился к ней с сомнением. Вообще блестящая, но поверхностная драматургия этого модного либреттиста была чужда Верди. Его опасения усугублялись и тем, что французский драматург, пишущий либретто для Парижа, мог изобразить французов в более выгодном свете, нежели борющихся с ними сицилийцев. Знакомство с готовым либретто подтвердило опасения композитора. Однако Верди продолжал работу над оперой. Он стремился преодолеть трафаретность и мелодраматичность либретто, подчеркнуть в музыке национальный колорит, внимательно изучая сицилийские народные песни и танцы, собирая исторические справки, документы, в том числе описания народных празднеств.

«Сицилийская вечерня» была закончена в 1855 году. Премьера ее, состоявшаяся во время Всемирной парижской выставки 13 июня 1855 года, прошла с успехом.

В Италии под давлением реакционной цензуры оперу удалось поставить, лишь сменив название и перенеся действие в Португалию: в Парме «Сицилийская вечерня» именовалась «Джованна ди Гусман».

МУЗЫКА

«Сицилийская вечерня» написана в манере французской «большой оперы» со свойственной ей декоративно-живописной трактовкой исторического сюжета. Однако композитору удалось воплотить в ее музыке свободолюбивый пафос, сильные страсти. Большую роль играют хоры, танцы, ансамбли, воссоздающие образ народа. Здесь наиболее полно раскрылся глубоко национальный гений Верди.

В увертюре сосредоточены музыкальные темы, характеризующие главных героев и основные события оперы. Первый акт открывается массовой сценой, подготавливающей выход Елены. Ее первая характеристика — героически призывная каватина «Несется корабль по волнам океана», переходящая в подъемный хоровой эпизод. В диалоге Арриго и Монфора распевная инструментальная мелодия, сопровождающая их речитатив, передает тайные чувства отца, не решающегося высказать их сыну. Во втором акте в арии Прочиды «О мой Палермо» запечатлены черты мужества, благородства, всепоглощающей любви к родине. Глубокой лирикой и патетикой проникнут любовный дуэт Елены и Арриго. Центральное место в акте занимают массовые сцены — зажигательная тарантелла, хор сицилийцев «От стыда и обид», проникнутый гневом и возмущением (его музыкой начинается увертюра), переплетающийся с беззаботной баркаролой французов.

Третий акт включает две картины. В первой — мучительные воспоминания Монфора («Да, не любила и была права») сменяются драматически насыщенной сценой: на фоне радостно взволнованной мелодии Монфора «Стоит взглянуть мне на облик любимый» звучат отрывочные речитативные фразы растерянного Арриго.

Вторая картина распадается на две части. Первая — традиционный для французской «большой оперы» балет. Вторая — ансамблевая; в веселую, непринужденную праздничную музыку вплетаются настороженные интонации заговорщиков. В большом заключительном ансамбле соединяются голоса торжествующих французов, охваченного отчаянием Арриго и сицилийцев, проклинающих поработителей.

Четвертый акт начинается скорбными хоральными аккордами, передающими мрачную атмосферу тюрьмы и душевное состояние Арриго. Его ария «Грезил я счастьем» проникнута сдержанной печалью; выразительная песенная мелодия проста и благородна. Большой дуэт Арриго и Елены «Это ты меня звал?» состоит из трех разделов: мольбы Арриго и гневные реплики Елены, речитативный рассказ Арриго и взволнованно лиричный «дуэт согласия». В квартете, принадлежащем к числу лучших ансамблей Верди, соединяются проникновенная лирика Елены («Прощай, страна родная»), отчаяние Арриго, непреклонная жестокость Монфора, мужественная суровость Прочиды.

Пятый акт строится на резких контрастах. Его начало — безмятежный хор в ритме вальса «Играет и гранью сверкает хрусталь», обаятельная мелодия сицилианы, которую поет Елена; середина — напряженно драматическая сцена Елены и Прочиды, к которым позже присоединяется Арриго; финал — героический хор сицилийцев, славящих свободу.


Ищите произведение в группе "Клуб ценителей классической музыки" вКонтакте: http://vk.com/drli_classmusic


Последнее обновление 05.06.12 14:01
 
Интересная статья? Поделись ей с другими: